Зайцы и грызуны

Путь к варминту

Варминтинг – термин, изначально означавший охоту (или отстрел) всех мелких вредителей от крысы до сурка, сегодня повсеместно используется для обозначения особого вида охоты на сурка, а именно охоты с высокоточным оружием с дальних дистанций. Также варминтинг – это особый вид стрелково-охотничьего спорта; есть правила, проводятся состязания, и многие турниры в России имеют уже солидную историю в пару десятков лет.Так что про сам варминтинг большинство читателей нашего журнала наверняка знают многое. А вот кто, как, и, главное, зачем приходит к этому занятию – эта тема поднимается реже. Итак, о своём пути в варминтинг (и как охоту, и как спорт) рассказывает Роман Градобоев, охотник из пгт Свеча, одноимённого района Кировской области.

Охотой я занимаюсь давно – это и птица, и, конечно, зверовая: лайки, гончие, вышки, кормовые поля – кабаны, медведи, лоси, всё, чем богата наша область. Т.е. с нарезным оружием давно «на ты», по крайней мере, до определённого момента так считал. В принципе, для 85% наших охот, т.е. это частью лесные районы, частью – с развитым с/х, хватает выстрела до 150 метров. Но ведь рано или поздно начинает хотеться большего…

Первые опыты с повышением дистанций начались в 2017 году с карабином CZ 550 .308 Win. с прицелом 6–24. С ним я занимался довольно долго – попробовал, что такое разные заводские патроны с разными порохами и разными пулями. Наконец, с ним же начал заниматься релоадом и подбирать «свой» патрон. Стимулировала меня этим заняться (и вообще всерьёз заняться высокоточной стрельбой) поездка в Татарстан за сурками. До этого я как-то не воспринимал эту охоту всерьёз, а тут ковидный год, пропущенный из-за карантина весенний сезон… надо было развеяться – так что спасибо нашим друзьям из Казани!

Сказать, что охота зацепила – не сказать ничего. До 150–200 метров легко, а вот до 300 уже всё совсем по-другому. Тут начинается заметное влияние метеофакторов: ветра, влажности, температуры. А гарантированно убойная зона у сурка маленькая – это треугольник со стороной примерно 12 сантиметров. И вот товарищ, выполняющий роль корректировщика, после каждого выстрела говорит: «Левее, правее, выше…» Всё близко, а никак не попасть. И это раззадоривает так, как я себе и не представлял.

Но вернёмся к первому моему карабину: если начинал я с довольно уверенных куч в пределах 1 МОА до 300 метров, то в процессе настройки удалось улучшить эти параметры более чем вдвое. Лучшая куча из 4 выстрелов у меня была 3,5 см на 300 метров – 0,4 угловых минуты. И если в первую поездку за сурком борьба шла за 300+ метров, то в 2021 году самый дальний результативный выстрел из моего CZ 550 был на 458 метров. Это пулей Hornady ELD-M 178 gr.

Точность на дистанциях от 300 метров складывается из кучности оружия и условий внешней баллистики – всё тех же ветра по дистанции, влажности воздуха и температуры. Сложнее всего просчитать ветер, потому что у поверхности всегда происходит его сдвиг по направлению и скорости, и этот сдвиг зависит от рельефа и прогреваемости поверхности. На практике учёт ветра (для баллистического калькулятора) только в точке выстрела на дистанциях от 400 до 500 метров уже может привести к промаху в пределах ±20 сантиметров. Если при этом кучность комплекса «винтовка – патрон» более 0,3 МОА, т. е. на 500 метров поперечник рассеивания больше 5 сантиметров, то уже возникают сложности в корректировке. Поскольку к тому времени стрелять уже всерьёз хотелось на 500+ метров, а техническая кучность моего карабина была выбрана полностью, пришлось задуматься о новой винтовке.

Тут надо немного отвлечься и объяснить тем, кто далёк от точной стрельбы на дальние дистанции, зачем всё это. Зачем 500+, зачем новая винтовка? Не хочу сравнивать с наркотиками, но варминтинг и снайпинг к тому моменту увлекли меня настолько сильно, как раньше я и представить себе не мог. Это ни с чем несравнимые ощущения, когда кладёшь точно в гонг пулю на 500, на 600 метров с первого выстрела, просчитав ветер по дистанции просто на глаз. А сурок – это квинтэссенция всего этого, потому что там постоянный ветер, который над каждой балкой разный, а твоей пуле до сурка надо пролететь не одну такую балку, а порой 3–4 и больше отрогов большого оврага. Ну а раненый даже смертельно сурок чаще всего уходит в нору, и не всегда получается его сразу достать. Попасть ему в треугольник «голова – шея» (сторона 12 см) и положить на месте – вот это задача! Как говорится, настоящий варминтер рвёт дистанцию от сурка!

Поэтому следующей моей винтовкой стал уже специализированный карабин CZ 557 Varmint, также .308 Win., а нашёл его мне мой товарищ, ещё раньше меня всерьёз увлёкшийся высокоточной стрельбой, Иван Клипацкий из Белгорода. Поскольку уже тогда появились мысли попробовать своей командой силы в варминт-турнире в охотничьем классе, винтовка собиралась уже с этим расчётом. Охотничий класс – это сошки, задний мешок, прицел я поставил Vortex 5–25×50 на планку Пикатинни с наклоном – 25 МОА.

Вот только всё вместе получилось тяжелее ограничений оружия по весу в охотничьем классе, так что будем заявляться в снайперский. Это сошки, но без мешка. А так всё равно всё изначально строилось для стрельбы на 500+. Поскольку с поставками Hornady начались проблемы, то сейчас я собираю патрон с пулей Lapua Scenar на порохе «Ирбис» с начальной скоростью 815–820 м/с. Именно с этим патроном я готовлюсь этим летом принять участие в варминт-турнире клуба «Сафари» в составе команды с Иваном Клипацким и Алексеем Моряковым из Санкт-Петербурга.

Зачем мне, прежде только охотнику-практику, участие в турнире? Любые соревнования – это другой уровень. Тут цена ошибки другая, чем на тренировках. Поскольку сейчас «дома» я подбираюсь уже к дистанциям 700+ по гонгам, то мне, как и моим друзьям, хочется проверить себя в более жёстких условиях. Задачи на первый раз, конечно, стоят реалистичные – показать в снайперском классе нормальный уровень. Конечно, посмотреть, как стреляют постоянные участники, перенять их опыт, знания.

Как проходит подготовка? На турнире стрелок не один – ему всегда помогает корректировщик, как в снайперской паре. Поэтому подготовка – это, конечно, не только сама стрельба, но очень много внимания уделяется навыкам наблюдателя. Надо уметь читать ветер по дистанции и точно вычислять поправки. Сам турнир проходит в несколько дней, и каждый день роль каждого участника меняется: сегодня ты стрелок, завтра – корректировщик. У стрелка есть лимит выстрелов и лимит лицензий. Если после выстрела сурок уходит в нору, оставляя на ней кровь, лицензия закрывается.

В зачёт идут три самых дальних результативных выстрела. На больших дистанциях сурок не пугается звука выстрела, и даже попавшая рядом в сурчину пуля его пугает ненадолго. На 500+ первый выстрел чаще всего носит функцию пристрелочного, поскольку сурки начинают вылазить из нор, когда солнце уже прогревает склоны, и к атмосферному ветру добавляется термический, который сложнее всего прочесть. В общем, тренироваться надо хотя бы в схожих условиях – на открытых пространствах. А в чтении ветра лучше всего помогает характер колебаний травяного покрова вдоль дистанции. В его понимании я определённых результатов добился, осталось проверить их «в бою» в первых числах июля в Саратовской области на турнире по варминтингу на кубок клуба «Сафари» памяти Юрия Слётова. О результатах обязательно расскажу.

1421

По материалам

Нажмите, чтобы оценить статью!
[Общий: 0 Средний: 0]

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»