Приборы и гаджеты

Электроманки, закон и перепёлки

Как и во многих других подобных случаях, в вопросе этичности применения электроманков охотники довольно резко делятся на два лагеря. Одни выступают категорично против, другие считают разумным руководствоваться принципом «Если охота законная, то какая разница – электрический манок или духовой?»

Надо понимать, что, как и с остальными техническими ограничениями в охоте, какой-то объективной «правильной» нормы в этом вопросе не существует. У ограничений в идеале есть абсолютно утилитарная функция – добиться определённого результата при взаимодействии человека с охотничьими животными, лавируя при этом между традициями и представлениями об этике различных групп охотничьего (а иногда ещё и неохотничьего) населения. Мнение очередного автора в духе «нравится / не нравится» с приведением каких угодно субъективных обоснований вряд ли кому-то будет сильно интересно, поэтому этической стороны применения электроманков в этом материале мы постараемся не касаться, ограничившись исторической, правовой и технической сторонами вопроса.

Сначала немного обратимся к истории проблемы. На протяжении почти всего XX века вопрос особо актуальным не был. В силу несовершенства существующей на тот момент звуковоспроизводящей техники широкого распространения подобные устройства найти не могли. Конечно, кое-какие приспособления, являющиеся, по сути, электроманками, имелись и использовались научными организациями, но о какой-либо массовости их применения речи не шло. Впервые в контексте охотничьего законодательства вопрос дозрел только к подготовке и принятию «Типовых правил охоты в РСФСР» 1988 года.

Формулировка в этом документе звучала следующим образом: «…на всей территории РСФСР запрещается… применение магнитофонов и других воспроизводящих звук электронных устройств». Отдельно был также прописан запрет применения электронных устройств, воспроизводящих звук, «при любительском отлове певчих птиц» (что тогда тоже регулировалось правилами охоты). Впрочем, по воспоминаниям людей, работавших в системе госохотнадзора в это время, такие устройства если и применялись, то были большой диковинкой. Поэтому широкой охотничьей общественностью вопрос не воспринимался как остро стоящий.

«Типовые правила…» и принятые на их основе региональные нормативные акты фактически полноценно действовали до 2009 года (а частично – и позже) и, в общем-то, уже застали начало относительно массового появления электроманков в нашей стране. Естественно, в охотничьих кругах не могли не начаться дискуссии о применении этих устройств и степени обоснованности существующего запрета.

В первом постсоветском самостоятельном документе, полноценно регулирующем правила охоты (постановление Правительства РФ от 10 января 2009 г. № 18 «О добывании объектов животного мира, отнесённых к объектам охоты»), никаких запретов на применение электроманков не содержалось, что дало некоторый толчок их использованию и распространению. Правда, относительная «дозволенность» продолжалась недолго. «Относительная» – потому что «Типовые правила…» отменены тогда ещё не были и в некотором виде продолжали своё действие («в части, не противоречащей…»). На деле возможность применения тех или иных положений упиралась в правоприменительную практику в разных регионах, которая была крайне разнообразна. В 2012 году вступили в силу правила охоты, впервые утверждённые Министерством природных ресурсов и экологии России, которые содержали следующую формулировку: «при отлове и (или) отстреле охотничьих животных…запрещается… применение электронных устройств, имитирующих звуки, издаваемые охотничьими животными и иными животными».

Сейчас формулировка несколько изменилась, но об этом чуть позже. Отдельно были прописаны и исключения: электроманки допускались для охоты «в целях осуществления научно-исследовательской деятельности, в целях акклиматизации, переселения и гибридизации охотничьих ресурсов, содержания и разведения охотничьих ресурсов в полувольных условиях или искусственно созданной среде обитания, охоты в целях регулирования численности, а также охоты на волка, шакала, ворон (серой, чёрной и большеклювой) в случае отнесения последних законами субъектов Российской Федерации к охотничьим ресурсам». Однако все понимают, что запреты далеко не всегда соблюдаются.

В последние годы электроманки наиболее массово применяются в двух случаях – это либо охота на водоплавающую птицу (в первую очередь – на гусей), либо охота на перепела в южных регионах России. И если в первом случае эти устройства используются для непосредственного наманивания птицы на выстрел (то есть незаконность их применения ни у кого не вызывает сомнений), то во втором ситуация сложнее.

При охоте на перепела манок призван лишь создать концентрацию дичи на определённом относительно небольшом участке местности, причём присутствие человека в этом месте во время работы устройства совсем не нужно. Обычно выглядит это всё так. На заранее определённое поле или кусок целины с вечера выставляется несколько манков, которые работают всю ночь (иногда – несколько ночей) и «стягивают» птицу с окрестностей. Непосредственно же перед выходом охотников на поле эти приспособления могут отключаться (в том числе дистанционно, что даже непосредственно от манков птицу не разгоняет).

При этом до 1 января 2021 года такой порядок действий был на 100% законным, ведь тогда правила охоты запрещали «применение электронных устройств, имитирующих звуки, издаваемые охотничьими животными и иными животными» только «при отлове и (или) отстреле охотничьих животных», то есть если манки отключались до начала «отстрела», никакого нарушения не было. Действующие же на данный момент правила несколько расширили область применения запрета. Теперь онраспространяется не на время «отлова и отстрела», а на «осуществление охоты» вообще, что в нашем законодательстве гораздо более широкое понятие.

Соответственно, теперь законность применения электроманков даже по такой схеме как минимум может ставиться под вопрос. Другой вопрос, что любому, имеющему представление об административном правоприменении в рамках охотничьего надзора, понятно, что на практике вряд ли что-то кардинально изменится. По крайней мере, вероятность привлечения к ответственности кого-то в рамках вышеописанной ситуации представляется довольно низкой.

С другой стороны, даже маловероятные события иногда происходят. И в вопросе с электроманками это событие грозит крупными неприятностями, ведь ответственность за их применение предусмотрена ч. 1.2 ст. 8.37 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях («осуществление охоты с нарушением установленных правилами охоты сроков охоты, за исключением случаев, если допускается осуществление охоты вне установленных сроков, либо осуществление охоты недопустимыми для использования орудиями охоты или способами охоты»), в качестве санкции по которой для гражданина предусмотрено лишение права охоты на срок от одного года до двух лет. А «лишение права охоты» – это помимо аннулирования охотничьего билета ещё и аннулирование разрешений на хранение и ношение оружия со всеми сопутствующими последствиями.

Кстати, пару слов можно сказать и об ещё одном отличии применения  электроманков при охоте на перепелов и гусей. В случае с гусями эффективность этого действия (если сравнивать электроманок с человеком, умеющим «играть» на духовом) – вопрос как минимум очень дискуссионный и упирающийся в кучу нюансов. А насколько хорошо человек умеет манить? Что у него за манок? Человек этот один или в коллективе? А электроманок – хороший? Итальянский, ценой с подержанный отечественный автомобиль, или самостоятельно собранный на коленке из копеечных деталей с одной известной виртуальной торговой площадки?

А вот в вопросе с перепёлками всё гораздо проще: в последнее десятилетие результаты охот с манками и без них стали отличаться фактически на порядок. Да, конечно, иногда получается попасть на высыпки перелётного перепела или очень уж удачное поле, засеянное правильной культурой и расположенное в правильном месте, но… Всё большее количество охотников предпочитает не рисковать и выставлять на ночь электроманки, даже самые кустарные из которых справляются со своей функцией.

Кстати, сравнить электро- и не электроманки на перепела тоже, пожалуй, можно. Ведь раньше применялись для привлечения этой птички и механические манки различных конструкций, от обыкновенных «пищалок» до всяких экзотических устройств. Например, ещё относительно недавно в среднеазиатских республиках СССР были распространены манки, представляющие собой каркас с натянутой на него мембраной из резины (а в «допромышленную» эпоху – тонко выделанной кожи).

Звук из такого приспособления извлекался механическим трением по мембране. Естественно, применялись они чаще не для ружейной охоты, а для различных способов живоотлова. Самый распространённый вариант такого мероприятия – когда перепёлки привлекались под сети, накинутые на растительность. Не знаю, практикуется ли что-то подобное сейчас, но традиция содержать дома диких перепелов местами ещё жива в некоторых странах.

1300

По материалам

Нажмите, чтобы оценить статью!
[Общий: 0 Средний: 0]

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»